Обмен учебными материалами


МУЗЕЙ КИНО Aleksandra Москва-Таллинн 1997 12 страница



они оказались.

Мне давно хотелось изобразить "маленькую" войну. Войну на окраине, где

царит полнейшая растерянность и никто, в сущности, ничего не знает. Если бы

мне хватило терпения как следует поработать со сценарием, я бы смог показать

такую "маленькую" войну по-другому. Но мне терпения не хватило. По правде

говоря, я был непомерно горд своей картиной. И, кроме того, полагал, будто

внес свой вклад в общественные дебаты (война во Вьетнаме). Я считал, что

"Стыд" хорошо сделан. В таком же ослеплении я находился, закончив "Корабль в

Индию". Сходные иллюзии я питал и в отношении "Змеиного яйца".

Поставить военный фильм - значит продемонстрировать коллективное и

индивидуальное насилие. В американском кино изображение насилия имеет давние

традиции. В японском - это мастерский ритуал и бесподобная хореография.

Делая "Стыд", я был преисполнен страстного желания показать связанное с

войной насилие без всяких прикрас. Но мои намерения и желания превзошли мое

умение. Я не понимал, что от современного военного рассказчика требовались

иного рода выдержка и профессиональная точность, чем те, которыми обладал я.

В то самое мгновение, когда прекращается внешнее насилие и вступает в

действие внутреннее, "Стыд" становится хорошим фильмом. В развалившемся

обществе герои теряют точку опоры и ориентиры, их социальные связи

обрываются. Они повержены. Слабый мужчина делается жестоким. Женщина,

которая была сильнейшей из них двоих, сломлена. Все соскальзывает в игру

снов, завершающуюся в лодке с беженцами. Рассказ ведется в образах,

картинах, как в кошмаре. В мире кошмаров я был как у себя дома. В реальности

войны - я человек погибший. (Сценарий все то время, пока я над ним работал,

назывался "Сны стыда").

Дело, таким образом, в неверно построенном сценарии. Первая часть

картины, собственно говоря, - бесконечно затянутый пролог, который следовало

закруглить за десять минут. Все происходящее потом можно было развивать

сколько душе угодно. Я этого не видел. Не видел, когда писал сценарий, не

видел, когда снимал фильм, не видел, когда монтировал его. Я все время жил с

убеждением, что "Стыд" с начала и до конца - произведение самоочевидное и

цельное. То обстоятельство, что в процессе работы ты не обнаруживаешь

дефекта в машине, связано, очевидно, с защитным механизмом, действующим на

протяжении длительного и сложного периода. Этот защитный механизм заглушает

критический голос высшего "Я". Создавать фильм под аккомпанемент орущей тебе

в ухо самокритики, вероятно, было бы чересчур тяжело и мучительно.

"Страсть"

"Страсть", снимавшаяся на Форе осенью 1968 года, носит следы тех

ветров, что дули над реальным миром и над миром кино. Поэтому в некоторых

отношениях картина рискованно жестко привязана ко времени. В других же она

сильна и своенравна. Я смотрю ее со смешанными чувствами. На поверхностном,

но бросающемся в глаза уровне привязанность ко времени проявляется в

прическах и одеждах моих актрис. Очевидно, разницу между кинопроизведением,

привязанным ко времени, и вневременным можно измерять длиной юбок, и мне

больно, когда я вижу Биби Андерссон и Лив Ульман, двух зрелых дам, в

мини-юбках той поры. Помнится, я слабо сопротивлялся, но перед сдвоенным

женским напором, увы, не устоял. Промах, незаметный тогда, проявился

позднее, как сделанная симпатическими чернилами запись.

"Страсть" - это своего рода вариация "Стыда". Фильм раскрывает то, что

я, собственно говоря, хотел отобразить в "Стыде" - скрыто проявляющееся

Загрузка...

насилие. В сущности, одна и та же история, но более правдоподобная. У меня

сохранился подробный, не лишенный интереса рабочий дневник. Еще в феврале

1967 года там появляется запись, свидетельствующая о том, что меня занимает

идея о Форе как о Царстве мертвых. По острову бродит человек, тоскующий о

чем-то, что находится далеко-далеко. По дороге - остановки. Светлые,

пугающие, странно возбуждающие. Это и есть на самом деле основной замысел,

своей тональностью окрасивший позже готовый фильм. Внезапно идея разрослась

во все стороны. Одно время я работал над сложным сюжетом о двух сестрах:

мертвой Анне и живой Анне. Обе линии должны были перемежаться

контрапунктически. И вдруг в рабочем дневнике 30 июня 1967 года написано:

"Как-то утром, проснувшись, я решил похоронить историю о двух сестрах.

Больно уж она объемна, неуклюжа, неинтересна с кинематографической точки

зрения".

Сценария не было, зато имелся подробный план. Обе истории отличались

длинными диалогами. И когда Европейский радиосоюз заказал телевизионную

пьесу, понадобилась всего неделя, чтобы вычленить "Заповедник" и создать

спектакль. Неудивительно поэтому, что "Заповедник" и "Страсть" тесно

переплетены. Оставшаяся часть операции заключалась в переделке того, что

должно было стать "Страстью". Она продолжалась все лето, а осенью начались

съемки.

В моих дальнейших записях Царство мертвых возвращается раз за разом.

Сегодня я жалею, что не держался крепче своего первоначального видения.

Вместо этого из Царства мертвых вырос готовый фильм. И связь со "Стыдом"

становилась, между прочим, все важнее.

В обеих картинах одинаковый ландшафт, но конкретные опасности "Стыда" в

"Страсти" сделались субтильнее. Или, как стоит в тексте: предостережение

скрывается на изнанке. Сон в "Страсти" начинается там, где кончается

реальность "Стыда". К сожалению, он не слишком убедителен. Зарезанные

ягнята, горящая лошадь и повешенный щенок - всего этого и так вполне

достаточно для кошмара. Грозные ложные солнца во вступлении уже задали

настроение и тональность. "Страсть", может, и стала бы неплохой картиной,

если бы не следы времени. Они накладывают отпечаток не только на юбки и

прически, но и на более важные, формальные эпизоды: интервью с актерами и

импровизированный обед. Интервью надо было вырезать. Сцене обеда следовало

придать другую, более четкую форму. Очень жаль, что я зачастую ударяюсь в

боязливую дидактичность. Но я боялся. Так бывает, если долго пилить сук, на

котором сидишь. "Стыд" воистину не принес мне славы. Я работал под прессом

требования быть понятным. Возможно, в свою защиту могу лишь сказать, что,

несмотря на это, форма, которую "Страсть" обрела в окончательном виде,

свидетельствует об определенном мужестве.

Партнер четырех главных действующих лиц Юхан (Эрик Хелль). Между этим

Юханом и рыбаком Юханом из "Причастия" есть параллель. Оба становятся

жертвой бездеятельности главных героев в их неспособности к человеческому

сопереживанию. Я считаю (по-прежнему), что существует зло, не поддающееся

объяснению, вирулентное, ужасающее зло, присущее в животном мире

исключительно человеку. Зло иррациональное, не укладывающееся в

закономерности. Космическое. Беспричинное. Ничего люди так не страшатся, как

непонятного, необъяснимого зла.

Съемки "Страсти", длившиеся сорок пять дней, шли тяжело. Сценарий,

написанный на одном дыхании, скорее представлял собой отчет о различных

настроениях, чем киносценарий в традиционном смысле. Как правило, я имею

обыкновение решать возможные технические проблемы уже на стадии сценария. Но

здесь предпочел отложить до съемок. В какой-то степени это объяснялось

нехваткой времени, но, прежде всего потребностью бросить вызов самому себе.

"Страсть" к тому же - первый настоящий цветной фильм, созданный мной и

Свеном Нюквистом. Цвет в картине "Не говоря уж обо всех этих женщинах" мы

делали по учебнику. На этот раз мы хотели сделать цветной фильм так, как

цветные фильмы никогда прежде не снимались. Между нами то и дело вспыхивали

конфликты, что было весьма необычно. У меня давала себя знать язва желудка,

у Свена начались приступы головокружения. В наши честолюбивые планы входило

создать черно-белый фильм в цвете, с отдельными сильными акцентами в

сдержанной цветовой гамме. Это оказалось нелегким делом. Экспонирование

цветного негатива - процесс медленный, требовавший совершенно иного

освещения, чем сегодня. Результаты наших усилий сбивали нас с толку, и мы

частенько нехотя ругались.

Это, стало быть, происходило в 1968 году. Специфическая бацилла года

добралась и до съемочной группы на Форе. У Свена был ассистент, с которым мы

уже работали на многих картинах - коротышка с круглыми рекрутскими очками на

носу. И вот этот способнейший, прилежнейший человек вдруг заделался активным

агитатором. Он созывал собрания, где заявлял, что мы со Свеном ведем себя

как диктаторы и что любые художественные решения должны приниматься всей

съемочной группой. Я предложил тем, кому не нравятся наши методы работы, на

следующий же день вернуться домой, обещав сохранить за ними зарплату. Я не

намерен менять привычного порядка съемок и не собираюсь получать творческих

указаний от группы. Никто не пожелал уезжать. Я проследил, чтобы агитатору

нашли другое применение, и мы продолжили работу над "Страстью" уже без

собраний. Но съемки эти по тому, как тяжело они шли, сравнимы только с

"Такого здесь не бывает", "Причастием" и "Прикосновением".

"На пороге жизни"

Я не смотрел "На пороге жизни" с тех пор, как закончил картину осенью

57-го года. Тем не менее, это обстоятельство не мешало мне презрительно

высказываться о ней. Завершив наши беседы о моих фильмах и выключив

магнитофон, мы с Лассе Бергстремом вдруг вспомнили, что ни словом не

упомянули "На пороге жизни". И оба нашли это весьма странным. И вот я решаю

наконец-то посмотреть фильм, но внутри у меня все сопротивляется.

Сопротивляется чертовски, сам даже не знаю почему.

Свидание состоялось наедине в моей просмотровой на Форе. Я удивляюсь

собственной агрессивности, ведь фильм заказной - я пообещал (причина

неизвестна) "Народным кинотеатрам Швеции" сделать для них какую-нибудь

ленту. В сборнике Уллы Исакссон "Тетка Смерти" (1954) мое внимание привлекли

две новеллы, которые вполне могли бы лечь в основу картины. Работа над

сценарием шла споро и весело (как всегда бывает с моим другом Уллой). Мне

предоставили ту команду, какую я пожелал. Биби Линдстрем возвела удобную

конструкцию, представлявшую собой родильное отделение, в группе царило

приподнятое настроение, и фильм вскоре был готов. Откуда же такая

подозрительность? Ну, разумеется! Я вижу и слабости, и изъяны, и вижу их

гораздо отчетливее, чем тридцать лет назад, но, сколько фильмов 50-х годов

отвечают требованиям сегодняшнего дня?

===========================================

Линдстрем Биби (1904 - 1984) - шведская художница кино. В кино - с 1932

г. За время работы оформила более 150-ти фильмов. С Бергманом работала в

1955 - 1966 гг. на 3-х фильмах.

===========================================

Наши критерии меняются (а в отношении кино и театра они меняются с

потрясающей быстротой). Несомненное преимущество театрального спектакля в

том, что он погружается в море забвения и исчезает. Фильмы же остаются.

Интересно, как бы выглядела эта книга, если бы сгинул corpus delicti

(вещественное доказательство чего-либо (лат.)) и я опирался в своих

комментариях лишь на рабочие дневники, фотографии, рецензии и поблекшие

воспоминания.

Теперь же "На пороге жизни" предстала передо мной точно в том виде, в

каком картину слушали и смотрели в день премьеры 31 марта 1958 года, и я

сидел в темноте, невозмутимый и одинокий. Передо мной разворачивалась хорошо

выстроенная, чуть более обстоятельная, чем надо, история трех женщин,

лежащих в одной больничной палате. Все сделано честно, с большим сердцем и

умом, сыграно в основном первоклассно, чересчур много грима, ужасный парик у

Эвы Дальбек, местами скверная операторская работа, кое-где налет

литературщины. Когда фильм закончился, я был удивлен и немного раздосадован:

мне вдруг понравилась эта старая лента. Милый, добротно сделанный фильм

наверняка не без пользы в свое время крутили по кинотеатрам. Помнится, на

сеансах присутствовал больничный персонал - зрители от ужаса падали в

обморок. Помню также, что консультант фильма, профессор Ларс Энгстрем,

разрешил мне присутствовать при родах в Каролинской больнице. Потрясающее и

поучительное впечатление. Правда, у меня у самого уже было пятеро детей, но

я ни разу не присутствовал при родах (тогда это не дозволялось). Я

напивался, или играл со своей игрушечной железной дорогой, или шел в кино,

или репетировал, или снимал, или проводил время с неподобающими дамами.

Точно уже и не помню. Как бы то ни было, роды прошли достойно, без всяких

осложнений. Пухленькая, молоденькая мама рожала с воплями и смехом. В

палате, можно сказать, царило веселье. Сам я два раза был близок к обмороку

и, чтобы прийти в себя, выходил в коридор и головой колотился о стену. После

чего возвращался потрясенный и благодарный.

Не собираюсь утверждать, будто съемки проходили гладко. Съемочный

павильон "Народных кинотеатров" располагался в длинном узком гимнастическом

зале в подвальном этаже старого, ветхого дома на Эстермальме. Подсобные

помещения крошечные. Вентиляция сомнительная - воздухозаборник находился на

уровне тротуара, всасывая с улицы выхлопные газы. Теснота, грязь, ветхость.

Свирепствовала эпидемия азиатского гриппа, мы валились один за другим, как

костяшки домино, но остановить съемки не могли, потому что у актеров уже

были подписаны другие контракты. Проводить съемку при температуре сорок

градусов вроде бы невозможно. Выяснилось, что вполне возможно. Все работали

с повязками на лице. Время от времени (довольно часто) мы скрывались за

декорациями, где хранились баллоны с веселящим газом. Веселящий газ, как и

наркотики, вызывает привыкание, только более кратковременное. Макс Вилен,

оператор, оказался хорошим ремесленником, нечувствительным и безрадостным.

Наше тоскливое сотрудничество проходило при соблюдении кислой вежливости.

Лаборатория - тихий ужас (царапины и грязь). Все это, вместе взятое, не так

уж важно. Главное все-таки - актрисы. Как и в других гнетущих ситуациях,

актрисы демонстрировали присутствие духа, изобретательность и непоколебимую

лояльность. Способность смеяться в беде. Братство. Заботу.

Вообще, актеры - это отдельная глава, и я не знаю, достаточно ли

компетентен, чтобы определить их влияние на рождение и качество моих

фильмов. Но что была бы "Персона" без Биби Андерссон в роли Альмы, и как бы

сложилась моя жизнь, если бы Лив Ульман не взяла на себя заботу обо мне и об

Элисабет Фоглер? "Лето с Моникой" без Харриет? "Седьмая печать" без Макса

фон Сюдова? Виктор Шестрем и "Земляничная поляна"? Ингрид Тулин и

"Причастие"? Я бы ни за что не рискнул поставить "Улыбку летней ночи" без

Эвы Дальбек у Гуннара Бьернстранда.

Я наблюдал актеров и в другой связи, и моя мотивация крепла. Гунн

Волльгрен (1913 - 1983), ну, разумеется, она сыграет бабушку в "Фанни и

Александре". Я бы никогда не написал "После репетиции", не будь Лены Улин и

Эрланда Юсефсона - эти двое прямо-таки излучают желание и соблазн. Ингрид

Бергман и Лив Ульман стали условием создания "Осенней сонаты". Сколько

радости, сложностей и нежности. И преданности - по окончании съемок чувства

меняли тональность и окраску, стабилизировались или бледнели и

улетучивались. Любовь, объятия, поцелуи, растерянность и слезы. Четыре

девушки из "Шепотов и криков". У меня есть ролик, сделанный во время съемок

с заднего плана: они сидят рядком на низком диване, все в черном, вид

торжественный; Харриет загримирована, на ней погребальное одеяние. Внезапно

они начинают подпрыгивать на диване, у которого хорошие, прочные пружины,

они подпрыгивают и подскакивают, безудержно хохоча: Кари Сюльван, Харриет

Андерссон, Лив Ульман, Ингрид Тулин. Какая концентрация женского опыта,

какая актерская компетентность.

Гуннар Бьернстранд смотрит на меня своими темными прищуренными глазами,

губы растянуты в саркастической усмешке, мы - два самурая среди буйно

дерущейся, обреченной на гибель солдатни. Потом он заболел, у него возникли

проблемы с запоминанием текста, премьера в одном частном театре закончилась

катастрофой, и в довершение парочка пронырливых стокгольмских критиков

смешала его с грязью. Мне хотелось, чтобы он принял участие в моем последнем

фильме, поскольку мы проработали вместе всю мою кинематографическую жизнь

(начало было положено господином Пюрманом в фильме "Дождь над нашей

любовью"). Я написал для Гуннара роль. Более или менее с учетом его недуга:

директор Театра в "Фанни и Александре". Директор, режиссер и pere noble в

одном лице. Труппа дает "Двенадцатую ночь". Гуннар играет Шута. В конце он

сидит на лесенке с зажженной свечой на лысой макушке и красным зонтиком в

кулаке. И поет песню Шута: "А дождь лил каждый вечер". Дождь льет прилично,

все выглядит стильно и трогательно, точно во вкусе Бьернстранда. Наш

оператор-документалист ни на секунду не выпускает из виду Гуннара. Никто,

включая меня, не знает, что он увековечивает этот примечательный день в

Седра Театерн. Гуннару тяжело. Тяжело с памятью, тяжело с координацией

движений. Мы делали бесчисленные дубли, но ни у него, и ни у меня не

возникло даже отдаленной мысли сдаться. Он героически боролся со своим

недугом и с ускользающей памятью. В конце концов, эпизод с Шутом был

полностью записан на кассету. Полный триумф.

===========================================

Pere noble - благородный отец (франц.). Наш оператор-документалист...

Имеется в виду Арне Карлссон, оператор фильма "Фанни и Александр" -

документ". Снимал с Бергманом также фильм "Форе - документ 1979"

===========================================

В двухчасовом документальном фильме о съемках "Фанни и Александра"

борьба и триумф Гуннара Бьернстранда занимали центральное место. Смонтировав

весьма внушительный материал - тысячи метров пленки, - я сделал фильм в

фильме, приблизительно на двадцать минут. На всякий случай я попросил

Гуннара и его жену дать "добро" на этот кусок. Они заявили, что у них

возражений нет. Я был доволен, мне казалось, что я воздвиг памятник

последней победе великого актера, и не какой-то там обыкновенной победе, а

победе на высшем артистическом уровне. Позднее вдову одолели сомнения, и она

настояла, чтобы кусок с песней Шута был вырезан. С грустью я счел себя

обязанным удовлетворить ее желание. Тем не менее, мы сохранили негатив.

Величайший актерский триумф Гуннара Бьернстранда не должен кануть в небытие.

Что же касается выбора и осуществления театральных постановок, то здесь

влияние актеров еще сильнее: король Лир в исполнении Ярла Кюлле (1984 г.).

Петер Стормаре в роли Гамлета (1986 г.). Биби Андерссон воплощает Сказку

(спектакль 1958 г. по пьесе Яльмара Бергмана "Sagan"). Сижу напротив Гертруд

Фрид в зеленом кафетерии театра Мальме. Мы делимся воспоминаниями, столько

лет мы работаем бок о бок, сначала в Гетеборге, потом в Стокгольме и вот

сейчас в Мальме. Мы сплетничаем, болтаем о пустяках. В большие грязные окна,

выходящие в Театральный парк, сочится скупой, синеватый сумрак сконской

зимы, стеклянные шары на потолке уже зажжены. На лице Гертруд двойное

освещение - холодное извне, теплое сверху, голос усталый, но мурлыкающе

напряженный, серо-зеленые глаза мерцают. Внезапно меня пронзает мысль: ведь

это сидит Селимена, вот именно, Селимена из "Мизантропа" Мольера! "В

следующем году я собираюсь поставить "Мизантропа" (декабрь 1957 г.), и ты

должна сыграть Селимену, хочешь, Гертруд?" Да, пожалуй, она не против, хотя

в данный момент не совсем уверена, кто такая, собственно говоря, эта

Селимена и что за тип этот Мизантроп. Правда, Ингмар весь преисполнен

счастья и энтузиазма, так что у меня не хватает духу высказывать сомнения.

Да, Гертруд Фрид, огонь, пламень горелки, обжегший ее столь тяжко и пугающе.

Гедда Габлер, великая трагическая интонация, юмор, жестокая игривость. Да!

Когда я несколько лет тому назад ставил "Игру снов", маленькую, но

важную роль Балерины исполняла молодая актриса Пернилла Эстергрен. Она

воплотила мою веселую хромоногую няньку в "Фанни и Александре". А вот теперь

мы репетировали "Игру снов" (1986). Я видел силу и горение Перниллы, ее

уверенную естественность (даже когда она ошибалась, выходило правильно).

Внезапно меня осенило: наконец-то Драматический театр дождался своей Норы!

После репетиции я нашел девушку и сказал ей, что через три, максимум четыре

года она будет играть Нору.

===========================================

Кюлле Ярл (р. 1927) - шведский актер. В кино - с 1950 г. У Бергмана в

1952 - 1982 гг. сыграл в 5-ти фильмах.

...молодая актриса Пернилла Эстергрен... Речь идет о Пернилле Вальгрен

(р. 1958), сыгравшей у Бермана в фильме "Фанни и Александр" роль Май, затем

она приняла фамилию первого мужа - писателя Класа Эстергрена, в настоящее

время - Аугуст, по второму мужу, режиссеру Билле Аугусту.

===========================================

Театр держится на актерах. Режиссеры и сценографы пусть делают все, что

им вздумается, пусть подкладывают любые мины под самих себя, артистов и

драматургов. Все равно театр держится на сильных актерах. Помню

представление "Трех сестер", задрессированное вконец, размолотое в пыль

одним старым среднеевропейским угрюмцем. Способные, кроткие актеры бродили

по сцене, как скучающие лунатики. Но над серостью возвышалась одетая в

черное королева, несгибаемо, бешено живая: Агнета Экманнер.

===========================================

Помню представление "Трех сестер"... Бергман ставил "Три сестры" Чехова

в 1978 г. в Резиденцтеатре (Мюнхен). Не исключено, что это

автохарактеристика.

Экманнер Агнета (р. 1938) - шведская актриса. В кино - с 1965 г. У

Бергмана играла в ТВ-спектакле "Маркиза де Сад" (1992).

===========================================

Я знаю, что сказанное выше не связано с моими рассуждениями о фильме

"На пороге жизни". Хотя, может быть, в конечном счете, и связано. Как

правило, сценарии своих картин я пишу сам. Пишу и переписываю. Рабочие

дневники свидетельствуют (зачастую потом к моему собственному удивлению) о

длительных процессах. Диалоги подвергаются жесткой проверке, они

сокращаются, уплотняются, надстраиваются, отвергаются, слова опробуются и

изменяются. На заключительном этапе исчезают большие куски, "kill your

darlings". К тому моменту, когда эстафету принимает актер, трансформируя мои

слова в собственные выражения, я уже обычно теряю контакт с первоначальным

содержанием реплик. Артисты пробуждают к новой жизни вконец заболтанные

сцены. Я с опаской радуюсь, испытывая легкое удовлетворение, - значит, вот

как это звучит! Ну да, конечно, именно так я и задумывал, пусть и забыл

многое в длительном и исключительно одиноком процессе настройки.

С лентой "На пороге жизни" дело обстояло иначе. Я нес ответственность

за слова Уллы Исакссон. Мне предстояло работать с хорошо знакомой и в то же

время далекой от меня действительностью: "женщины и роды". Я в буквальном

смысле находился на пороге жизни. Многие побочные эффекты оказались

неожиданными: палата с шестью только что разрешившимися от бремени матерями

и их новорожденными детьми. Набухшие груди, повсюду лужицы скисшего молока,

неназываемые физические подробности, веселая животная суета. Я чувствовал

себя прескверно, вынужденный соотносить это с моим собственным опытом вечно

беспомощного, вечно ретирующегося папы. Ингрид Тулин играет Сесилию, у

которой на третьем месяце беременности происходит выкидыш. Она откидывает

одеяло и с ужасом, в холодном поту, видит, что кровать и простыни до самой

груди в пятнах крови. Профессионализм, ежедневное присутствие акушерки,

кровь (бычья кровь, разбавленная химическим красителем для придания нужного

оттенка). Помню внезапно подкатившую дурноту и возникшую перед глазами

картину - панически испуганная девушка сидит на корточках на унитазе, из нее

хлещет кровь. Тем не менее, я, призвав на помощь все свое профессиональное

чутье, управлял словами и ситуациями Уллы Исакссон, думая в минуты отчаяния,

что если бы я знал, то уж поистине никогда бы... Я барахтался как утопающий,

пытаясь нащупать дно, но дна не было. Черт бы побрал поразивший меня

вдобавок азиатский грипп. Черт бы побрал процесс вытеснения! Наши четыре

актрисы оставались невозмутимыми и милыми. Они видели, как мне плохо.

Несмотря на поставленные перед ними напряженные задачи, они относились ко

мне со снисходительным дружелюбием. Я испытывал благодарность, я почти

всегда испытываю благодарность к актерам.

===========================================

Наши четыре актрисы... Речь идет об Эве Дальбек, Ингрид Тулин, Биби

Андерссон и Барбару Юрт аф Урнес, получивших премию за лучшее исполнение

женских ролей в фильме "На пороге жизни" на кинофестивале в Канне в 1958 г.

===========================================

В момент предстоящей после завершения работы разлуки меня охватывает

страх перед этой самой разлукой, сопровождающейся последующей депрессией.

Порой некоторые удивляются, почему я избегаю премьер и банкетов по случаю

окончания работы. В этом нет ничего удивительного. Я уже обрезал

эмоциональные связи. Мне больно, я плачу про себя. Разве в таком состоянии

можно идти на банкет?

"После репетиции" - это, собственно, диалог молодой актрисы со старым

режиссером:

А н н а. Почему ты уверен, что говоришь актеру нужные слова?

Ф о г л е р. Я не уверен. Я чувствую.

А н н а. Ты не боишься ошибиться?

Ф о г л е р. Когда я был моложе и мог бы иметь основания бояться, я не

понимал, что у меня есть основания бояться.

А н н а. Многие режиссеры оставляют позади себя униженных и

парализованных актеров. Тебе когда-нибудь приходило в голову подсчитать свои

жертвы?

Ф о г л е р. Нет.

А н н а. Может, у тебя не было жертв?

Ф о г л е р. Думаю, не было.

А н н а. Откуда у тебя такая уверенность?

Ф о г л е р. Наверное, в жизни, или давай назовем это

действительностью, есть люди, которым мои действия наносили травмы, точно

так же, как действия других людей наносили травмы мне.

А н н а. Но не в театре?

Ф о г л е р. Нет, не в театре. Ты, вероятно, спрашиваешь себя, почему я

в этом так уверен, и сейчас я тебе скажу кое-что, что покажется

сентиментальным и преувеличенным, но что, тем не менее, чистая правда: я

люблю актеров!

А н н а. Любишь?

Ф о г л е р. Вот именно, люблю. Я люблю их как явление чувственного

мира, я люблю их профессию, люблю их мужество или презрение к смерти, или

назови это как хочешь. Я люблю их увертки, но вместе с тем и их черную и

беспощадную искренность. Люблю, когда они пытаются манипулировать мной, и

завидую их доверчивости и их проницательности. Да, я люблю актеров

безусловно и от всей души. Поэтому я не способен нанести им травму.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная